karetu: (катрин)
Любите ли вы жареные пышки, как люблю их я? Пышки, шкворчащие на сковородке в масле, в самом чаду, все это праздничное булькание, рассыпанную по тарелке и столу сахарную пудру, нежнейший аромат корицы и утра... и над всем этом знакомый, но оттого не менее пронзительный вопль: "Фемистоклюс!"
- Фемистоклюс, - еще раз отчаянно отразило эхо. Леди Агата определенно сердилась. Фемистоклюс печально чихнул, так что усы его сначала затрепетали, как крылья нелепой сизой птицы, а потом горестно опустились, потер ноющую с ночи поясницу, с горечью еще раз принюхался к пышечной благодати и поплелся на зов, оставив кухарку Летицию шуровать у плиты.
Леди Агата, серьезная дама средних лет с чеканным греческим профилем, могла бы даже показаться красивой, если бы не особое выражение лица. Глядя на нее, хотелось немедленно рассказать все известные теоремы, а также проспрягать на память пяток-другой неправильных глаголов. Даже постояльцы пансионата для пожилых на другом берегу реки при виде леди Агаты немедленно подтягивали животы и вытягивались в струночку. Впечатление не было ошибочным: уже много лет леди Агата успешно руководила закрытой школой для девочек.
- Фемостоклюс, спальня готова? - вопросила ледяным тоном леди Агата, глядя на сжавшегося дворецкого.Read more... )
karetu: (катрин)
Впервые я увидела ее в феврале. Только-только все вокруг приморозило - и вдруг грянул такой неожиданный весенний ливень, каких в феврале быть не может. Но он все лил и лил, и я спряталась в ближайшей подворотне, то и дело выглядывая - ну когда-нибудь дождь же должен кончиться. Но он не кончался, и редкие прохожие казались серыми призраками в пелене воды. Тут уже ютилось несколько неожиданных пленников дождя: пожилой мужчина, с носа которого стекали капли воды, прижимал к себе промокший потертый портфель, две офисные барышни, ежась, прятали руки в рукава некогда пушистых полушубков, мой однокурсник Митя зяб в буром пуховике и насквозь промокшом зимнем треухе. И тут появилась она, маленькая рыжая девчушка лет пяти, мокрая с головы до пят. Одна - ни мамы, ни бабушки? Шмыгнула под арку. Подошла ко мне, глянула не по-детски серьезно, поманила рукой. Я нерешительно выдвинулась: "Что тебе надо, малышка?", потянула к ней руки. Девочка метнулась из подворотни и растаяла в пелене воды. Я чуть не выбежала за ней, но вперед меня рванул Митька, выскочил наружу и исчез в дожде.... )
karetu: (Default)
Лет в двенадцать Митя, как все его однокашники, зачитывался «Тремя мушкетерами». Франция, шпаги, кровь на мостовых, Констанция. Да что там говорить. Наверное, потому, когда в руки ему попался «Путеводитель по Лувру», невесть почему завалявшийся в родительской квартире, книга была затрепана подростком буквально до дыр. Отец, инженер, всю жизнь корпевший над проектами, только качал головой, мама-ветеринар вздыхала: «Странный выбор для парня». Какой там Париж.

А Митя грезил. Ему снилась «Прекрасная Ферроньера». ... )
Писано на изнаночный конкурс тут: http://mirnaiznanku.livejournal.com/1091155.html#cutid1
karetu: (Default)
Дорога долго кружила, извивалась между склонами поросших молодым лесом гор, и мне казалось, что мы никогда не доберемся до винодельни. «Человек, любящий жизнь, вряд ли поселился бы на отшибе, на склонах Медвежьего пика,» - мелькнуло в голове. Мой молчаливый спутник, уверенно крутивший руль, иронически приподнял брови, угадывая мои мысли.

Впрочем, еще десять минут терпения – и мы добрались.

Ленивая старая лайка, дремавшая на солнышке посреди двора, чуть повернула к нам голову, с видимой неохотой встала и последовала за нами внутрь, в магазин.

Солнце щурилось сквозь прорези окон и бросало вычурные тени на растрескавшийся паркет. ... )
Написано для изнаночного конкурса, комментарии можно и тут: http://mirnaiznanku.livejournal.com/1082676.html#cutid1
karetu: (Default)
Основы же совершенства – сфера и овал, основы же мира – пламя и влага, основы же жизни – тепло и холод, основы же бытия – грезы и линии. Но одиночество – основа основ.

Кодекс Основ Теллури и миров кольца


Вита, восемнадцатая индига, рожденная в последний день месяца синей стужи, осторожно обмакнула кисть в пахнущую лавандой, мхом и ванилью священную гущу. Линия получалась неровная, с затейливо изогнутым концом.

... )
Наваяно в качестве стилистического и жанрового эксперимента и по ходу на конкурс изнанки http://mirnaiznanku.livejournal.com/1016677.html, пояснение в комментариях.
karetu: (Default)
Основы же совершенства – сфера и овал, основы же мира – пламя и влага, основы же жизни – тепло и холод, основы же бытия – грезы и линии. Но одиночество – основа основ.

Кодекс Основ Теллури и миров кольца


Вита, восемнадцатая индига, рожденная в последний день месяца синей стужи, осторожно обмакнула кисть в пахнущую лавандой, мхом и ванилью священную гущу. Линия получалась неровная, с затейливо изогнутым концом.

... )
Наваяно в качестве стилистического и жанрового эксперимента и по ходу на конкурс изнанки http://mirnaiznanku.livejournal.com/1016677.html, пояснение в комментариях.
karetu: (Default)
Еще один мой конкурсный рассказик по жребию на тему "В мире животных". В конце - чужие фразы, вошедшие в нетленку. Тоже в серебряной группе и с медалькой. Лимит - не более 5000 знаков.

Зевс грустил. Сизая тоска, невесть откуда взявшаяся на Олимпе, прочно воцарилась в сердце приунывшего бога. Ничто вокруг не радовало громовержца, а уж вид жены вызывал неумеренную зевоту.
- Может, вина, - посоветывал Дионис, глядя на кислую физиономию папани. Нет, нет, и вина было не надобно. Амброзия отдавала тухлятинкой. Виночерпий Ганимед подсунул было на стол земные напитки, однако от глоточка «Мерло» Зевса перекосило, «Драмбуйе» вызвал слезы и икоту, а ликер «Амаретто» пробуждал ненужные воспоминания о страшном – о гневе любимой супруги. Нет, вино не помогало.
Как же побороть сплин? Уже третий день олимпийцы боялись даже чихнуть: опасно беспокоить захандрившего громовержца, не ровен час начнет бить посуду или швыряться молниями. Зевс никогда не славился сдержанностью нрава. ... )
karetu: (Default)
Еще один мой конкурсный рассказик по жребию на тему "В мире животных". В конце - чужие фразы, вошедшие в нетленку. Тоже в серебряной группе и с медалькой. Лимит - не более 5000 знаков.

Зевс грустил. Сизая тоска, невесть откуда взявшаяся на Олимпе, прочно воцарилась в сердце приунывшего бога. Ничто вокруг не радовало громовержца, а уж вид жены вызывал неумеренную зевоту.
- Может, вина, - посоветывал Дионис, глядя на кислую физиономию папани. Нет, нет, и вина было не надобно. Амброзия отдавала тухлятинкой. Виночерпий Ганимед подсунул было на стол земные напитки, однако от глоточка «Мерло» Зевса перекосило, «Драмбуйе» вызвал слезы и икоту, а ликер «Амаретто» пробуждал ненужные воспоминания о страшном – о гневе любимой супруги. Нет, вино не помогало.
Как же побороть сплин? Уже третий день олимпийцы боялись даже чихнуть: опасно беспокоить захандрившего громовержца, не ровен час начнет бить посуду или швыряться молниями. Зевс никогда не славился сдержанностью нрава. ... )
karetu: (Default)
Начинаю публикацию конкурсных текстов. По заданию мне выпал жанр мистики, получила 5 чужих фраз, вокруг них и сплела рассказик. В серебряной группе, с медалькой. По заданию текст - миниатюра - не более 5000 знаков

Мила с трудом поднялась на ноги, зашаталась и снова опустилась на тротуар.
- Где я и зачем я здесь, - глухо переспросила она без особой надежды на ответ. Именно это и предстояло выяснить.
- Ой, глянь, звезда упала, - глупо захихикала легкомысленно одетая рыжеволосая барышня, прижимаясь с своему плечистому кавалеру, захихикала да и проскочила мимо Милы, как ошпаренная, не выдержав ее сверлящего взгляда. Улица, молочный магазин, дома, снова дома, какие-то переулки, неспящие окна... Окна...." ) 
karetu: (Default)
Начинаю публикацию конкурсных текстов. По заданию мне выпал жанр мистики, получила 5 чужих фраз, вокруг них и сплела рассказик. В серебряной группе, с медалькой. По заданию текст - миниатюра - не более 5000 знаков

Мила с трудом поднялась на ноги, зашаталась и снова опустилась на тротуар.
- Где я и зачем я здесь, - глухо переспросила она без особой надежды на ответ. Именно это и предстояло выяснить.
- Ой, глянь, звезда упала, - глупо захихикала легкомысленно одетая рыжеволосая барышня, прижимаясь с своему плечистому кавалеру, захихикала да и проскочила мимо Милы, как ошпаренная, не выдержав ее сверлящего взгляда. Улица, молочный магазин, дома, снова дома, какие-то переулки, неспящие окна... Окна...." ) 
karetu: (Default)
 И все-таки хорошо, что где-то в нас живут сказки, пусть даже и со счастливым концом, - сам себе под нос ворчит старый Августин, устраиваясь на лавочке. День сегодня такой слепяще-яркий, никуда идти совершенно не хочется, и старый Августин блаженно жмурится на солнце и засыпает. За закрытыми веками старого Августина тихо кружатся разноцветные бабочки, и, если, не открывая глаз, прикоснуться к их крыльям, кажется, что исполнится то самое, заветное желание... 
 
Но Августин слишком стар, и он совершенно не помнит, какое же желание стоит загадать, и поэтому бабочки-сказки продожают порхать за закрытыми веками, там, где все спит. И мерещится ему... )
karetu: (Default)
 И все-таки хорошо, что где-то в нас живут сказки, пусть даже и со счастливым концом, - сам себе под нос ворчит старый Августин, устраиваясь на лавочке. День сегодня такой слепяще-яркий, никуда идти совершенно не хочется, и старый Августин блаженно жмурится на солнце и засыпает. За закрытыми веками старого Августина тихо кружатся разноцветные бабочки, и, если, не открывая глаз, прикоснуться к их крыльям, кажется, что исполнится то самое, заветное желание... 
 
Но Августин слишком стар, и он совершенно не помнит, какое же желание стоит загадать, и поэтому бабочки-сказки продожают порхать за закрытыми веками, там, где все спит. И мерещится ему... )
karetu: (Default)
Сегодня дом занесен снегом по самое крыльцо. Все валит и валит, и, наверно, никогда не перестанет.

Юзеф, кряхтя, берет лопату, натягивает валенки и неуверенно открывает дверь. Надо, наверное, очистить хотя бы подъезд к дому, хотя никто ведь не придет. Никто не приходит уже который год.
***

Сначала Юзек не понимал, почему перестал приезжать почтальон, впрочем, кому нужны они, одинокие старики, что толку слать им открытки или рекламу – все равно ничего не купят. Газеты? Ну да, у Юзефа до сих пор есть одна газета, и, если не стараться запомнить новости, можно притвориться, что она совершенно свежая, и даже почитать ее вслух Каролине.... )
karetu: (Default)
Сегодня дом занесен снегом по самое крыльцо. Все валит и валит, и, наверно, никогда не перестанет.

Юзеф, кряхтя, берет лопату, натягивает валенки и неуверенно открывает дверь. Надо, наверное, очистить хотя бы подъезд к дому, хотя никто ведь не придет. Никто не приходит уже который год.
***

Сначала Юзек не понимал, почему перестал приезжать почтальон, впрочем, кому нужны они, одинокие старики, что толку слать им открытки или рекламу – все равно ничего не купят. Газеты? Ну да, у Юзефа до сих пор есть одна газета, и, если не стараться запомнить новости, можно притвориться, что она совершенно свежая, и даже почитать ее вслух Каролине.... )
karetu: (Default)
Пете Цветочкину под утро привидилась Периодическая Таблица Всего. Почему Таблица решила присниться именно Цветочкину и именно после большой корпоративной попойки, что уж там, остается загадкой, однако же приснилась.
Все-все в этой Таблице было расставлено по своим местам, и мир был настолько ясен и понятен, что Цветочкин застонал
... )
karetu: (Default)
Пете Цветочкину под утро привидилась Периодическая Таблица Всего. Почему Таблица решила присниться именно Цветочкину и именно после большой корпоративной попойки, что уж там, остается загадкой, однако же приснилась.
Все-все в этой Таблице было расставлено по своим местам, и мир был настолько ясен и понятен, что Цветочкин застонал
... )
karetu: (Default)
Сначала Роза Георгиевна забыла название города. Ничего особенного, конечно, название вертелось на языке, пряталось под языком, ворочалось где-то за щекой, и Роза Георгиевна отчаянно морщила лоб, пытаясь вспомнить, как же называется этот маленький городок, она же там была совсем недавно... пыталась вспомнить - и не помнила.
Нет, она, естественно, спросила мужа, и Феденька подсказал ей. Она проглотила название, произнесла его - да-да, конечно, а как еще он мог бы называться, этот городишко, шелестящий листвой по полупустым вечерним улицам - и снова забыла. Память треснула, как старая лаковая шкатулка, и кусочки памяти, облупившись, начали осыпаться.
Город - ерунда, с кем не бывает. Кому какое дело, право, как ему называться, этому городку. Роза Георгиевна почти не расстроилась, а к утру забыла обо всем.
События выскакивали из памяти Розы Георгиевны так же легко,как кипяток сочится через дуршлаг. Пять минут назад она помнила, как зовут младшего внука, вот этого оболтуса прямо рядом с ней, а вот сейчас - не помнит, и никак ей не припомнить, Алешка, Артем, Костик, нет, кажется, не Костик. Как бисер, она перебирала знакомые имена, и ни одно из них не казалось ей подходящим, все были одинаково красивыми и чужими.... )
karetu: (Default)
Сначала Роза Георгиевна забыла название города. Ничего особенного, конечно, название вертелось на языке, пряталось под языком, ворочалось где-то за щекой, и Роза Георгиевна отчаянно морщила лоб, пытаясь вспомнить, как же называется этот маленький городок, она же там была совсем недавно... пыталась вспомнить - и не помнила.
Нет, она, естественно, спросила мужа, и Феденька подсказал ей. Она проглотила название, произнесла его - да-да, конечно, а как еще он мог бы называться, этот городишко, шелестящий листвой по полупустым вечерним улицам - и снова забыла. Память треснула, как старая лаковая шкатулка, и кусочки памяти, облупившись, начали осыпаться.
Город - ерунда, с кем не бывает. Кому какое дело, право, как ему называться, этому городку. Роза Георгиевна почти не расстроилась, а к утру забыла обо всем.
События выскакивали из памяти Розы Георгиевны так же легко,как кипяток сочится через дуршлаг. Пять минут назад она помнила, как зовут младшего внука, вот этого оболтуса прямо рядом с ней, а вот сейчас - не помнит, и никак ей не припомнить, Алешка, Артем, Костик, нет, кажется, не Костик. Как бисер, она перебирала знакомые имена, и ни одно из них не казалось ей подходящим, все были одинаково красивыми и чужими.... )
karetu: (Default)
- Хочу на пляж, - ноет маленькая Мартинька, ковыряя булыжники старинной набережной новой, блестящей красной лакированной туфелькой, - хочу купаться!

Мама Мартини, донна Памела, невысокая черноволосая женщина с удивительно правильными и какими-то решительными чертами лица, осторожно пытается успокоить бушующее чадо:
- Мартиня, будет дождь. Ты же не любишь грозы... Давай лучше зайдем в кафе к Паулинье, что на углу...... )

Писано на конкурс по темам "Цвета" и "Цепочка".
karetu: (Default)
- Хочу на пляж, - ноет маленькая Мартинька, ковыряя булыжники старинной набережной новой, блестящей красной лакированной туфелькой, - хочу купаться!

Мама Мартини, донна Памела, невысокая черноволосая женщина с удивительно правильными и какими-то решительными чертами лица, осторожно пытается успокоить бушующее чадо:
- Мартиня, будет дождь. Ты же не любишь грозы... Давай лучше зайдем в кафе к Паулинье, что на углу...... )

Писано на конкурс по темам "Цвета" и "Цепочка".

March 2014

S M T W T F S
      1
23 45678
91011 12131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios